Как «тётя Валя» Леонтьева придумывала дни рождения Хрюши и Фили, а сын обижался

Уже на склоне лет Леонтьева говорила: «На всем земном шаре, думаю, никому не читать столько добрых слов, сколько я читала в письмах!». Сколько же она получила конвертов, бандеролей и посылок, подписанных неровным детским почерком: «Телевидение, тёте Вале». И письма доходили до адресата — на почте прекрасно понимали, кому пишут дети, и доставляли вовремя. Все эти бесчисленные мешки и ящики с бумажными сокровищами Леонтьева не выбрасывала — хранила. И на закате жизни они стали для неё утешением и радостью: она частенько усаживалась в кресло и подолгу перебирала трогательные послания. Дети писали, как любят её передачи, слали рисунки и поделки, просили показать сказку или мультфильм, благодарили за доброту, рассказывали истории из своей жизни… А ещё — передавали привет персонажам, которых сама Валентина Михайловны искренне считала живыми: Хрюше, Каркуше, Степашке. Видимо, в этом и крылся секрет её невероятной популярности. Ведь дети чувствуют, когда с ними честны и искренни, а Леонтьева вела себя с куклами, будто с настоящими маленькими друзьями: и дни рождения им придумывала, и «лечила», когда они «заболевали»… И всё — без грамма фальши. Казалось, в студии «Спокойной ночи, малыши!» идёт настоящая жизнь, за которой телезрителям позволено подглядывать по вечерам. Так в жизни детей, зачарованно сидящих перед экранами, появлялась самая настоящая сказка. За это они её любили и благодарили в письмах. В нашей школе тогда работала учительница Нина Михайловна, она была очень похожа на Леонтьеву — и причёской, и голосом, и манерами, и улыбкой. А главное — она была такая же добрая. Нам так хотелось верить, что наша Нина Михайловна — сестра Валентины Леонтьевой, ведь у них даже отчество совпадало!  

РИА Новости

Ни отпуска, ни выходных

Никто из зрителей даже не подозревал о том, насколько реальная жизнь Леонтьевой была далека от сказки, и как ей на самом деле тяжело жилось. Как-то раз она рассказала в интервью о просьбе одного из её маленьких корреспондентов: чтобы «тётя Валя» никогда не уходила с экрана, ни в отпуск, ни на выходные. По сути, так и происходило: ведущая была нарасхват на телевидении, и дома она появлялась нечасто. Именно потому оба её брака и разрушились. И первый, и второй муж не были готовы терпеть такое положение вещей, им хотелось видеть жену дома, чтобы она обеспечивала вкусные обеды и чистоту. А она пропадала с утра до ночи на студии. «А как я могла иначе?! — признавалась она в интервью. — Нас — дикторов — было мало». 

РИА Новости

Разрушенный брак

Во втором браке Валентина Леонтьева родила сына Дмитрия. Муж, Юрий Виноградов, работал в Нью-Йорке, был дипломатом, так что Леонтьевой довелось какое-то время пожить за океаном. Из-за этого однажды в советские газеты проникла гнусная «утка» о том, что любимая ведущая — агент ЦРУ. К счастью, всё скоро выяснилось, но эта сплетня доставила Валентине Михайловне немало обид и неприятностей. Вернувшись с семьёй в СССР, она решила возобновить свою работу на ТВ. Муж прекрасно зарабатывал, она вполне могла бы себе позволить ничего не делать, но душа рвалась туда, к Хрюше и Степашке, к сказке, которую она привыкла дарить детям. Муж был очень недоволен: он-то рассчитывал на борщи и глаженые рубашки. А жене, видите ли, захотелось самореализовываться! В его жизни скоро появилась другая — помоложе и понахальнее. А Валентина Леонтьева не стала бороться и что-то доказывать. Она просто тихо ушла. Как вспоминал потом её сын, Дмитрий Виноградов: «Дело в том, что она крайне воспитанная и образованная женщина, она не могла себе позволить вести себя так, как ведут какие-то хамки. Она была яркой, самостоятельной женщиной. У нас в семье, когда я был маленький, была чёрная машина "Шевроле" — "Шеви", как её называют американцы. Валентина Михайловна даже ездила на ней сама на юг. Она много курила, иногда доходило до двух пачек в день. Правда, курила "Мальборо" — при этом у неё никогда не садились связки, голос всегда оставался молодым и звонким».

РИА Новости

Одиночество на склоне лет

Последние годы жизни Валентины Леонтьевой получились безрадостными и тоскливыми. Работы на телевидении для неё уже не было — пришли новые, молодые. Отношения с единственным сыном окончательно разладились. «Тётя Валя», которая была «телевизионной мамой» для всех ребятишек Советского Союза, у собственного сына вызывала жгучую ревность и злость: он всю жизнь обижался на неё за то, что в детстве видел мало внимания, за то, что мама предпочла любимую работу семье и дому. Некоторые СМИ писали страшные вещи — будто Дмитрий избивал пожилую немощную мать, не выпускал её из дома, пряча от людей, будто он выселил её в глухую деревню в Ульяновской области, никогда не навещал её там и даже не приехал на похороны. На все эти обвинения Дмитрий ответил в программе «Прямой эфир». Он объяснил: маму не обижал, а для её переезда имелись веские причины: «Когда матушка упала и сломала себе шейку бедра, мы её устроили в "Кремлевку". Когда она вышла, ей требовался определённый уход. Родственники из Ульяновска предложили, чтобы её реабилитационный период проходил там. Я посчитал, что пусть она лучше поедет к родной сестре, чем к какой-то сиделке». Правда, за три года, что Валентина Михайловна находилась у сестры, он так и не нашёл времени её навестить. Не приехал и на похороны матери, — по его словам, так сложились обстоятельства. А мы уже рассказывали о том, как сложились судьбы других популярных в СССР телеведущих, Владимира Ухина и Элеоноры Беляевой.

Источник

Оставить комментарий

Copyright ©