Как женщины делали политику до и после революции, или кого боялся Сталин

Женщины России традиционно стремились к политической активности, даже тогда, когда это было невозможно официально. Например, знаменитые жёны декабристов (а также), устремившиеся вслед за мужчинами на каторгу, таким образом не столько проявляли верность братьям и мужьям, сколько декларировали свою политическую позицию. Это одна из причин, почему им часто препятствовали в пути и почему они вызывали раздражение у общества.

В шестидесятых годах девятнадцатого века женщины стали ещё активнее.

Во многом это было связано с тем, что после отмены крепостного права многим бедным родственницам больших дворянских семей пришлось покинуть усадьбы и они устремились в город в поисках заработка и нового места в жизни. Финансовый вопрос всегда идёт рука об руку с политическими. Однако ещё одна причина – общая для условно европейского мира тенденция бороться за свои права или вливаться в мужские изначально кружки и движения, начиная с тех, что сложились в мире искусств.

Так, в США суфражистки часто были и аболиционистками – то есть боролись против рабства. В Российской же Империи девушки, говорящие о равных гражданских правах с мужчинами, присоединялись ко всевозможным «левым» движениям. Именно там обычно поднимался вопрос о несправедливости и неравенстве вообще.

Эсеры. Газетное фото среди икон

В протоколе допроса следователь по делу Марии Спиридоновой записал, что арестованная избита зверски – не может стоять или сидеть. Её лицо превратилось в кровавую маску. У неё были истоптаны полицейскими ноги – потому и стоять не могла. Её били нагайкой, пока не отслаивалась кожа; тогда лоскут кожи отдирали до конца. Об открытые раны тушили окурки. Сидеть же она не могла не только от общей слабости. Перед судом люди по всей России передавали друг другу из уст в уста: Спиридонову изнасиловали.

Изнасилование не было необычным преступлением, тем более при арестах. Но до 1905 года оно не вызывало столько народной ярости.

Так обошлись с эсеркой Марией за убийство губернатора Луженовского. Мотив она выразила ясно, своими словами: «В полном сознании своего поступка я взялась за исполнение приговора. Когда мне пришлось встретиться с мужиками, сошедшими с ума от истязаний, когда я увидела безумную старуху-мать, у которой 15-летняя красавица-дочь бросилась в прорубь после казацких ласк, то никакие силы ада не могли бы меня остановить».

Wikipedia

Луженовский, сам черносотенец, дал приказание максимально жестоко подавить крестьянские беспорядки 1905 года. Многих участников убивали и калечили на месте. Иных арестовывали — и пытали страшно. Вот о чём говорила Спиридонова. Теперь ей предстояло испытать самой: сойдёт она с ума от истязаний или нет?

Луженовского она застрелила из пистолета, спрятанного в муфточке. Пять пуль (для верности!), каждая достигла цели. Две в живот, две в грудь, одна в руку. Шестую пулю пыталась пустить в себя – но уже добежали казаки и жандармы. Не успела.

Пока шли следствие и суд, Спиридонова стала самой влияющей на умы женщиной Российской империи.

Поэт Николай Клюев рассказывал, что крестьяне вырезали фотографию Марии из газет и держали её возле икон – чтобы молиться, как они говорили, за спасение её души. Или ей самой, мученице за них, растоптанных казацкими конями крестьян? Замечен был портрет в домах религиозных евреев. И уж, конечно, был он в каждой комнатушке, которую снимал студент ли, курсистка ли…

Ситуация в России 1905 года была уже такой, что убивший представителя власти становился героем. А отношение к полицейским показала позже Февральская революция: толпа рвала их на куски, выбрасывала из окон, забивала палками и камнями. Полицейский в глазах многих русских был убийцей и пособником убийц.

РИА Новости

Марию, как и множество террористок (да, она была лишь одно из десятков преуспевших), приговорили к смертной казни через повешение. Приговор должны были привести в исполнение через шестнадцать дней после суда. Спиридоновой важно было умереть так же достойно, как, например, Зинаида Коноплянникова, тоже эсеровка. Та стреляла в генерал-майора Мина, также кроваво подавлявшего протесты в 1905 году. Перед повешением та спокойно сняла крахмальный белый воротничок с платья, чтобы обнажить шею, и это движение поразило очевидцев…

Спиридонова же слепила из хлеба человечка и подвесила его на волосок. Она смотрела на этого человечка каждый день и потихоньку раскачивала его пальцем. Часами.

Повешение заменили бессрочной каторгой, и это было началом большого восхождения Марии. Начав как одна из многих, она дошла до того, чтобы стать лидеркой партии эсеров и в 1917 году, недовольная результатами Февральской революции, поддержала большевиков. Во многом благодаря этому последним удалось совершить в октябре 1917 года ещё один переворот.

Уже в 1918 году она организовала новый переворот – чисто эсеровский, но партия в одиночку не потянула против большевиков, и Марию арестовали. Несколько раз. Первый раз отпустили из уважения к заслугам перед революцией. Другой раз сбежала на нелегальное положение сама. В третий раз её выпустили под обещание политической деятельностью более не заниматься. Но попыталась сбежать за границу – и теперь уже её начали кидать по ссылкам, пока в 1941 году не расстреляли. Считается, что Сталин очень боялся, что её освободят немцы. Она как никто умела организовать политические убийства.

Партия эсеров была одним из лидеров по количеству женщин в своих рядах. Среди знаменитых её участниц:

  • жена Горького Екатерина Пешкова — избранная гласная Мосгордумы в 1917 году, сотрудница российского и польского Красного Креста и глава организации «Помощь политическим заключенным», единственной правозащитной организации в СССР, распущенной, впрочем, в 1927 году;
  • шесть из десяти женщин, прошедших выборы в Учредительное собрание – включая саму Спиридонову;
  • Екатерина Бибергаль – та самая «муза Александра Грина», которой он выстрелил в грудь;
  • поэтесса и деятельница французского Сопротивления Мария Скобцова;
  • бабушка русского террора – Екатерина Брешко-Брешковская, чей авторитет сильно раздражал Владимира Ленина.

Естественно, в политической программе эсеров был не только террор по отношению к преступным властям. Они видели будущее России в социализме, с профсоюзами, кооперативами и парламентом. В случае победы они собирались ввести как неотъемлемые следующие свободы: совести (то есть убеждений), слова, печати, собраний, союзов, стачек. А также всеобщее избирательное право, анонимные голосования и неприкосновенность личности и жилища.

Кадетки. Первая женщина в российском правительстве

Конституционно-демократическая партия, больше известная как кадеты, к женщинам относилась не так приветливо, как многие другие левые движения. Известно, что на одном из собраний кадетов лидер партии выступил против предоставления женщинам избирательного права. После него слово взяла кадетка Ариадна Тыркова-Вильямс и произнесла речь настолько убедительную, что за включение женского избирательного права в обязательную программу проголосовали чуть не все присутствующие кадеты.

Wikipedia

Она также была членом ЦК партии, журналисткой и писательницей. Во время Первой мировой войны организовывала санитарные отряды, выезжала в районы боевых действий. После Февральской революции стала гласной Петроградской городской думы. А вот после Октябрьской революции она присоединилась к белому движению, работая в пропаганде.

Другой знаменитой кадеткой была София Панина – первая женщина в составе российского правительства, последняя из графов Паниных. После Февральской революции она была избрана сначала товарищем (заместительницей) министра государственного призрения (то есть социального обеспечения), потом – товарищем министра народного просвещения.

Wikipedia

Панина была крайне активна в политическом и общественном смысле и до революции. Была товарищем председателя Общества для пособия учащимся в начальных городских училищах и Российского общества защиты женщин, спонсировала Всероссийский земский союз, бесплатную столовую для детей рабочих и многое другое.

После Октябрьской революции большевики арестовали её за отказ передать им денежные средства министерства народного просвещения – она разместила их в иностранный банк и соглашалась отдавать только законно избранному правительству. Впрочем, Ревтрибунал её сразу выпустил на свободу – по совокупности заслуг перед народом. Примкнула к белому движению.

И Ариадна, и Софья покинули Россию после окончательной победы коммунистов.

Кроме Тырковой-Вильямс в кадетах, как известно, состояли учёная-историк Ольга Добиаш-Рождественская и педиатриня Юлия Садыкова. Обе остались в Советской России и работали по профессии, сделав замечательную и соответствующую способностям карьеру. Более известной кадеткой была Вера Фигнер, состоявшая до того в эсерах. Она Октябрьскую революцию не приняла, но тоже осталась на родине. В 1927 году она обратилась к властям с требованием прекратить политические репресии. Её во всех смыслах слова проигнорировали. В 1942 году она умерла от пневмонии.

Равноправки. Борьба за эволюцию

Ещё в середине XIX века в России появились первые равноправки, боровшиеся за – для начала – женское образование. Поднимали они и множество вопросов, связанных с семьёй. Председательницей первой официально признанной в России женской общественной организации — «Русское женское взаимно-благотворительное общество» стала легендарная Анна Шабанова.

Wikipedia

Получив образование в сфере педиатрии, Шабанова пыталась добиться права на врачебную практику – не только для себя, а для женщин Российской империи вообще. Как ни странно, дозволена она была только акушерам, хотя дети, казалось бы, тоже были «женской темой». Шабанова преуспела.

До того, она вместе с такими активистками, как Анна Философова, Надежда Стасова и Мария Безобразова, создала организацию, целью которой было пробивание права женщин на высшее образование, создание соответствующих ВУЗов, поддержка студенток – в виде общежития для одиноких и садика и кружков для учащихся с детьми. В 1906 году в «Русском женском взаимно-благотворительном обществе» появился, благодаря Шабановой, и отдел избирательных прав женщин.

Почему именно в 1906 году? Потому что в 1905 году был создан Всероссийский союз равноправия женщин.

В него вошли представительницы самых разных политических движений, которых объединяло одно: они намерены были обсудить, за какие именно женские права собираются бороться и в плане влияния на общественные настроения здесь и сейчас, и в плане постановки женского вопроса внутри их партий.

В союз входили и масонка  (!) Екатерина Кускова, и кадетка Ариадна Тыркова-Вильямс, и коммунистка Александра Коллонтай, и чистая суфражистка Мария Чехова – собственно, основательница сначала Союза, потом сменившей его Лиги равноправия женщин. Лига лоббировала Государственную Думу и добилась принятия законов, уравнивающих права наследования и снимающих паспортные ограничения для замужних женщин.

Надо сказать, что ещё до объединения политических активисток в единый женский союз равноправки влияли на общественные настроения и в итоге на принятие новых законов – например, указ об алиментах внебрачным детям (1902 год). Кстати, уже тот факт, что равноправки добились появления ВУЗов для женщин, серьёзно повлиял на политический климат в России.

Студенты были самой политически активной и радикально настроенной группой в империи, и со студентками учащиеся мужских ВУЗов не сообщались только формально – на деле они снимали комнаты в одних и тех же доходных домах, пересекались в благотворительных студенческих столовых и товарищеских библиотеках, на вечерах и просто у общих знакомых. Женские ВУЗы стали постоянным источником новых эсеровок, анархисток и коммунисток. Немало будущих представительниц власти в Советской России закончило высшие женские курсы до революции.

Одной из примечательных активностей Анны Шабановой был созванный в 1910 году Всероссийский съезд по борьбе с торгом женщин и его причинами, где, выражаясь современными словами, обсуждали проблему секс-траффикинга, принявшую в Российской империи ужасающие масштабы.

Также в 1903 году, когда решался «детский вопрос», Шабанова вошла в Союз для борьбы с детской смертностью – ещё одного явления ужасающих масштабов. Те из российских равноправок, кто, как Шабанова, не состояли в политических партиях, надеялись на то, что смогут устроить эволюцию общества и законодательства за два-четыре поколения – вместо революции с попыткой сменить сразу всё.

В отличие от эсерок и кадеток, после революции большинство равноправок не подверглось репрессиям. Уровень их жизни (с учётом происхождения большинства из них) заметно снизился – но каждая или почти каждая сделала карьеру по специальности. Шабанова же была среди первых людей, получивших звание Героя Труда.

Источник

Оставить комментарий

Copyright ©