Каратэ, смертельный риск, опасные травмы: почему запрещали «Не бойся, я с тобой»

По сюжету, Теймур стоит на вершине башни. А внизу башню поджигают злодеи. Певец, не обращая внимания на пламя, поёт свою лучшую песню — да так, что даже его главный враг не в силах сдержать слез. Для безопасности Полада подстраховали веревкой, которая надежно крепилась к опоре. Потом настала очередь пиротехников — они долго пытались развести внизу костёр, но что-то у них не получалось. Тогда один из них в сердцах плеснул керосин, смешанный с соляркой. Как вспоминал потом Бюльбюль оглы: «Вместе с огнём появляется угарный дым, и я начинаю задыхаться. Пою и чувствую, как отключаюсь… Хорошо, что левая рука была привязана. Мне реально стало плохо. Не было бы страховки — свалился бы в огонь, и всё…». 

«Только не смотри вниз!»

Те, кто смотрел фильм, помнят: после той знаменитой песни «Как жили мы, борясь, и смерти не боясь» герой спускается с башни на веревке, вместе с невестой. К счастью, Полада Бюльбюль оглы избавили от этого риска: актёра заменили в этом эпизоде каскадером. А вот Гамида Омарова испытала весь ужас рискованного спуска. Ее не стали заменять — ведь зритель должен был видеть крупные планы испуганного лица Телли. Гамиду предупредили: ни в коем случае не смотреть вниз! Но любопытство пересилило, она взглянула — и в страхе зажмурилась, потому что сразу закружилась голова. 

Хромота осталась на всю жизнь

Другой актер (точнее, цирковой наездник), Мухтарбек Кантемиров, получил на съемках серьезную травму ноги: в нее неожиданно вонзилось лезвие острого ножа. Конечно, Мухтарбек сразу получил медицинскую помощь, но хромота у него так и осталась на всю жизнь. Зато герой Кантемирова стал кумиром всех мальчишек: как он ловко расправлялся с врагами! А уж в Сан Саныча в исполнении Льва Дурова влюбились все зрители поголовно. Кстати, актеру пришлось специально для съёмок овладеть навыками каратэ. Почти во всех сценах он проводил бои сам, только в некоторых моментах, где нужно было настоящее мастерство, снимали известного тренера каратэ Сулеймана Мамедова. Горцы, посмотрев «Не бойся, я с тобой», стали горячими поклонниками Льва Дурова. Актер рассказывал, что вскоре после премьеры ему стали дарить папахи — в знак особого уважения. Скоро его коллекция папах превысила два десятка экземпляров. 

Каратэ — под запретом!

Между прочим, из-за каратэ, которое сделало фильм любимым среди мужской аудитории, «Не бойся, я с тобой» чуть не запретили. Тогда в нашей стране этот вид борьбы был чем-то загадочным и запретным. Каратэ очень любил Юлий Гусман, режиссёр: он даже сам занимался этой борьбой, и делал определённые успехи. Ради того, чтобы сделать свой фильм настоящим «истерном» с профессиональными сценами драк, он перенес съёмки в Азербайджан: там были секции каратэ, и уже успели сложиться некоторые традиции. Советская власть относилась к каратэ очень настороженно: были разрешены только официальные секции, входящие в список Спорткомитета. Все остальное, «подпольное», каратэ попадало под запрет. Существовали даже статьи в Уголовном кодексе, которые наказывали за «самовольное обучение каратэ». 

Пришлось придумать борьбу «гюлеш»

Когда Гусман показал готовый фильм комиссии, там сначала пришли в восторг. Но через некоторое время ситуация изменилась: «Те же люди, которые говорили мне, что я гений, Феллини, кричат: "Сжечь вместе с фильмом автора, распять, уничтожить пленку", — рассказывал в одном из интервью Юлий Соломонович». Его заставляли вырезать все сцены с каратэ, но тогда терялся смысл фильма. Пришлось пойти на хитрость — назвать борьбу «азербайджанской национальной» борьбой «гюлеш». А чтобы все выглядело органично, досняли пару сцен и немного переозвучили. Эта небольшая уступка позволила выпустить фильм в прокат, и он немедленно стал сенсацией. И сегодня его помнят и любят зрители — как те, что смотрели его еще 40 лет назад, так и их дети и внуки. 

Источник

Оставить комментарий

Copyright ©