Красотка


Пока другие матери запрещали своим дочерям-подросткам любовные шашни, мать Антонины нарочно выпроваживала ее, 14-летнюю, из дома. Пусть нагуляется, потеряет девственность и прохавает горечь разочарования до того, как станет полноценным товаром на брачном рынке. Умнее будет.

Больше всего на свете мать боялась, как бы на пути к ее наполеоновским планам не встала вдруг любовь к какому-нибудь нищеброду. А в юном возрасте с девчонками такое случается, особенно с теми, что сидели под замком. Увидит мужскую пипиську первый раз в жизни, и выдумает, что это лучший мужчина, и единственный. И тогда прощай, Европа. Нет, такого допустить нельзя.

Посчитав, что перед оправкой в Москву провинциальной девочке лучше иметь два аборта, чем девственную плеву, мать лично благословила ее на подвиги. И в объятиях залетного мажора Антонина стала женщиной.

Алкоголь в небольших, контролируемых матерью количествах, ей дозволялся, жирное и сладкое – нет. Антонина с самого начала должна была помнить две заповеди:
беречь сердце от любви, а фигуру от жира. Поощрялись ежедневные занятия по растяжке, чтобы при случае нужному мужчине продемонстрировать балетный шпагат.

Тоня с матерью переехали в Москву, где началась вторая фаза подготовки будущей невесты. Тоню отправили на работу.

Пусть работенка была и непыльная – куда там берут красивых девушек, на ресепшн?- но Тоне совмещать ее с учебой в хорошем московском ВУЗе было сложно. Начальник ей, как назло, попался гаденький. Один из старой московской лужковской знати. Приходил со строительных объектов и совал под нос секретуточки грязные ботинки – на, чисть.

От унижения, от обиды Тоня рыдала на плече у матери – не хочу так работать, не хочу!!!

Мать ждала этого демарша долго. Готовое решение сто раз проговаривала про себя. Не хочешь работать – тогда замуж.

Московских нищеебов с их квартирами под сдачу сразу отсеяли. Это уж шлак, типа как старый холодильник «Зил» или машинка «Ятрань». Смотрели уровнем повыше, пусть и женатых. Вопрос был не в том, чтобы сразу получить предложение, а чтобы пролезть через высокого покровителя в клуб состоятельных мужчин, желательно заграничных. Сразу скажу, удалось.

Продемонстрировав как надо балетную растяжку, Тоня стала женой заграничного принца, пусть и с разницей в 30 лет жизни. Не раздумывая, подмахнула контракт – очень выгодный, по ее мнению. Тоне в нем отходила хорошая доля наследства, и кое-какие объекты недвижимости. Загвоздка была вот в чем – в случае измены Тоня лишалась всего. И с голой попой уезжала домой, прочь из роскошной жизни.

Сейчас этой молодой амбициозной женщине около 30. Мужу – за шестьдесят. Учитывая среднюю продолжительность жизни за бургом, если не случиться ничего экстраординарного, умрет он лет через двадцать. Тоня тогда будет отцветающей 50-летней женщиной. Скорее всего, не толстой – она привыкла изо дня в день следить за собой. Только тогда она, наконец, обретет право влюбиться и отдаться мужчине по любви.

С другой стороны, ведь множество наших женщин живут в гораздо худших условиях. Терпят побои, растят детей в одиночестве, экономят копейки. А любовь у них со временем тоже проходит. Права ли была мама с ее прагматичностью? Не знаю.

Оставить комментарий

Copyright ©