Настоящий доктор Айболит: доктор Шабад, который стал прообразом героя Чуковского

Когда-то Вильнюс носил название Вильно. В 1864 году в этом городе появился на свет Цемах Шабад, в этом же городе он и прожил почти всю свою жизнь. Правда, получать образование юноша поехал в Москву — его привлекала медицина, так что он постарался выбрать самый лучший медицинский институт. И практику проходил в столице. Потом судьба забросила его в Астрахань — молодому врачу пришлось пройти настоящее «боевое крещение», он оказался в гуще борьбы с эпидемией холеры. И позднее он не уклонялся от тяжелой и опасной работы. Например, в Первую мировую войну служил военным врачом. Но уже после революции 1917 года Цемах Шабад вернулся в Вильнюс и уже не покидал родных мест до самой смерти.

«А в лицо ему ветер, и снег, и град: эй, Айболит, воротися назад!»

Большинство горожан называли доктора на русский манер, изменив еврейское имя: Тимофеем Осиповичем. Он был не просто известным в городе врачом. Тимофей Осипович возглавлял одну из больниц, писал медицинские труды, руководил еврейской общиной, редактировал научный журнал… А еще он открывал приюты для детей-сирот и столовые для бродяг. Главное для него было — помогать людям. Весь город знал: когда бы ни пришли к доктору за помощью, его двери всегда открыты, неважно, день или ночь на дворе. Если было нужно, он в любую погоду отправлялся к больному, надев любимую шляпу и прихватив трость. При этом родным больного не стоило переживать, если у них не было денег заплатить за услуги: доктор не требовал платы с бедняков.  

Корней Чуковский, Wikipedia

«И пришел к Айболиту Барбос: меня курица клюнула в нос!»

Больше всех Шабада любили ребятишки. Они знали: он добрый и всегда поможет. К вильнюсскому «Айболиту» приходили с разбитыми коленками и шишками. И приносили «братьев меньших» — подбитого голубя, хромающую собачонку… На том самом памятнике, кстати, изображена девочка, которая принесла Тимофею Осиповичу больную кошку: у той в языке застрял рыболовный крючок, и несчастное животное сильно мучилось, пока доктор не вынул аккуратно острый крючок. Многие посмеивались над Шабадом: чудак какой-то, оно ему надо — тратить время на нищих, бездомных и всяких жуликов? Да еще ходить к хозяевам больных лошадей и коров, лечить их, зная, что ему не заплатят или заплатят какие-то гроши! Смешно, в самом деле — с голубями возиться, с котятами! Доктор не обращал внимания на такие насмешки: он продолжал делать свое дело.

«Приходи к нему лечиться и корова, и волчица…»

Судьба свела Корнея Ивановича Чуковского с доктором Шабадом еще до революции. Писатель был потрясен невероятной добротой и самоотверженностью нового знакомого. Позднее он писал: «Был это самый добрый человек, которого я знал в жизни. Придет, бывало, к нему худенькая девочка, он говорит ей: "Ты хочешь, чтобы я выписал тебе рецепт? Нет, тебе поможет молоко. Приходи ко мне каждое утро и получишь два стакана молока». И по утрам, я замечал, выстраивалась к нему целая очередь. Дети не только сами приходили к нему, но и приносили больных животных…».

И о той самой кошке-страдалице Чуковский тоже вспоминал: «Как-то утром пришли к доктору трое плачущих детей. Они принесли ему кошку, у которой язык был проткнут рыболовным крючком. Кошка ревела. Ее язык был весь в крови. Тимофей Осипович вооружился щипцами, вставил кошке в рот какую-то распорку и очень ловким движением вытащил крючок. Вот я и подумал, как было бы чудно написать сказку про такого доброго доктора. После этого у меня и написалось: "Приходи к нему лечиться и корова, и волчица…".

Wikipedia

«И упал Айболит, и лежит на снегу — "Я дальше идти не могу…"

Казалось, доктор Шабад — вечный житель Вильнюса, к нему никогда не иссякнет поток страждущих, и он всегда будет им помогать. Ведь он никогда не устает, — во всяком случае, не показывает усталости, спеша на помощь больным в любое время дня и ночи. К сожалению, оказалось, что доктор не вечен… Однажды во время операции он случайно порезался. Рану вовремя не обработали, случилось заражение крови. В 1935 году это было смертельно опасным. Спасти доктора не удалось. На похороны Цемаха Шабада вышел весь город — Вильнюс не знал прежде такого важного для всех жителей события. Тысячи горожан не могли сдержать слез, прощаясь с человеком, ангельская доброта которого была известна каждому. В тот день были закрыты все  учреждения Вильнюса, все магазины, — народ прощался с Доктором.

Без всякого постамента

Первый памятник Шабаду появился уже через год после его смерти — на территории больницы, которой он руководил, установили бюст. Сейчас он находится в музее. А на месте, где когда-то стоял дом Тимофея Осиповича, памятник с девочкой и кошкой появился уже в 2007-м. Его автор, скульптор из Вильнюса Ромас Квинтас, решил: здесь ему самое место, в центре Старого города, где всегда много людей, куда приходят туристы. Ведь доктор Шабад при жизни всегда находился среди людей, в самом круговороте событий. И сейчас он стоит без всякого постамента, и любой прохожий может подойти и пожать «Айболиту» руку — в знак уважения и памяти.

Источник

Оставить комментарий

Copyright ©