Трижды изнасилованная девушка вспомнила об этом через 15 лет


Американка Джессика Нолл (на фото) призналась, что  стала жертвой аж трех изнасилований. Или одного изнасилования, но тремя парнями… Не важно. Речь шла о том, что на пьяной вечеринке ее склонили к сексу. «Утром я проснулась рядом с одним из них. Мы вместе посмеялись над тем, как прошла вечеринка», — написала Джессика.

Однако, через много лет она …

передумала.

Женщина заявила, что в юном возрасте еще не осознавала, что парни являлись насильниками. И даже бегала потом с одним из них на свидания. Но вот теперь она уверена — все-таки надругались. И эти ее признания время от времени будоражат общественность.

Она пишет книги, дает интервью. Джессике приходят тысячи благодарственных писем от женщин, которые тоже чувствуют себя обманутыми.

Не знаю, связано ли внезапное прозрение дамы с тем, что она стала писательницей и ей нужен пиар, или с тем, что американские феминистические течения заразили ее мыслью о «посткоитальном несогласии». Кстати, вы знаете, что это такое?

«Посткоитальное несогласие (postcoital nonconsent) — формальный юридический отзыв и опротестование женщиной предварительного согласия на половой акт после его совершения. Среди признаваемых судом уважительными основаниями для P.N числятся: получение мужчиной предварительного согласия в тот момент, когда женщина находится под воздействием алкоголя, лекарств или наркотиков; психологическое принуждение к согласию (то, что прежде называлось «ухаживанием»); несоответствие полового акта ожиданиям и желаниям женщины.»

Так вот, не знаю, с чем связаны все эти посткоитальные страдания женщин, но каждое утро, открывая страничку новостей, я натыкаюсь именно на них.

Актрисы и спорсменки, студентки и банковские служащие, но особенно, конечно, представительницы публичных профессий – все как с цепи сорвались, обсуждая не осознанное вовремя изнасилование или домогательство.

— Я была чистой юной маргариткой, а эта плешивая свинья позвала меня в своей номер с кроватью, аааа! – слышится то тут, то там. К радости зевак, скандал набирает обороты. Чуть не каждый год кто-то вспоминает, что ее насиловал Роман Полански. Или, хотя бы, попытался.  Монстра Вайштейна обсуждает весь мир. И общественность безоговорочно верит дамам, яростно осуждает…

Нет, когда изнасилование действительно было, тут все понятно. Такое и через 40 лет не забыть. Но вот когда изнасилованием признается то, на что ранее давалось согласие, это, знаете ли, слишком.Наша оценка произошедших в жизни событий, своего и чужого поведения постоянно меняется. Вчера мужчина был самым лучшим, сегодня стал козлом. Увы, это жизнь. Такое часто случается. Однако, с моей точки зрения, изнасилование — это все-таки про сопротивление(если оно возможно). И про осознанный отказ, если человек в состоянии его дать и не в отключке. Но если этого сопротивления не было, и отношения у жертвы и насильников остались прекрасными…

Я думаю, при хорошем нажиме со стороны феминисток, теоретически, получится привлечь к уголовной ответственности и того парня, с которым троекратно изнасилованная Джессика ржала в постели и бегала на свидания. Но … нужно ли.

Все-таки, я за равноправие. А истинное равноправие заключается в том, чтобы на момент своего согласия или несогласия думать головой, причем и М и Ж. Голова, она, знаете ли, для того и придумана. А не только для того, чтобы в нее брать посторонние предметы, размахивая потом «посткоитальным несогласием» как флагом.

Как вы относитесь к так называемому "посткоитальному несогласию", когда женщина не сопротивлялась, но потом передумала? Есть ли уважительные причины для этого?

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Copyright ©