Вера Вонг: как гуру свадебных платьев вошла в историю спорта, давно его бросив

1970 год, Мэдисон-авеню, Нью-Йорк, бутик Yves Saint Laurent. Девушка-консультантка ярко выраженной азиатской внешности выходит навстречу посетительнице. Та от помощи не отказывается, и, через пару часов, расплачиваясь за подобранную совместными усилиями одежду, говорит, что работает в американском Vogue, и предлагает позвонить, когда девушка закончит учёбу. Это примерно через два года? Вот пусть через два года и позвонит. Звучит почти что как шутка…

Покупательницу зовут  Фрэнсис Пэтики Стайн. В Vogue она за директора моды и стилистку. Консультантка – Вера Вонг, тогда ещё – всего лишь студентка  частного нью-йоркского гуманитарного колледжа. Первая уже стала своего рода легендой, вторая ещё понятия не имеет, что войдёт в историю, и в платьях её дизайна будут красоваться на своих свадьбах звёзды Голливуда и музыкального Олимпа, а костюмы для фигурного катания вместе со своими хозяевами посетят несколько Олимпиад.

Впрочем, к последнему предпосылки уже были. За два года до встречи со Стайн Вонг стала лицом обложки одного из зимних выпусков Sports Illustrated как одна из самых многообещающих молодых фигуристок.

В ту зиму, в 1968 году, Вера участвовала в отборочных соревнованиях в команду, едущую на зимнюю Олимпиаду во Франции – в паре с молодым спортсменом по имени Джеймс Стюарт. Место в команде ей казалось обеспеченным: она уверенно шла к Олимпиаде уже двенадцать лет, и на отборе выложилась на все сто. И – как обухом по голове: пятое место. На Олимпиаду едет другая пара фигуристов…

Для кого-то другого пятое место в отборе на Олимпиаду было бы неплохим стартом. Кто-то другой попробовал бы лучше в следующий раз. Но не Вера. Её родителями были состоятельные и успешные иммигранты из Китая: мать – переводчица ООН, отец – владелец собственного фармацевтического предприятия. Они с малых лет приучили Веру выкладываться по полной, и она знала, что выложилась и лучше уже не попробует. И что же, это – её вершина? Всего лишь – это?! У неё случился настоящий нервный срыв.

Getty Images

А потом она объявила, что покидает спорт. В конце концов, съязвила она, единственное, что есть интересного в фигурном катании – это костюмы. До этой фразы или после, но Вонг вдруг поняла, чем хочет заняться. Она сказала отцу, что намерена теперь покорять мир моды. Мистер Вонг, конечно, мог бы вложиться деньгами в открытие бутика – но он сказал, что любовь к миру моды надо доказать. Например, начать с того, чтобы пойти работать.

Вера обещала, что так и сделает, а пока что всё же собрала чемоданы, чтобы лететь во Францию. Не соревноваться – учиться в Сорбонне истории искусств.

Франция весной 1968 года была сплошным праздником непослушания – по крайней мере, в студенческой среде. «Сумасшедшее ощущение свободы, перемен. Менялась мода, менялся кинематограф, менялся мир», — описывала позже это время Вонг. Она ночевала на раскладном диване у друзей своего парня и ходила с ними на тусовки с пением гитар, танцами под грампластинки и бурным обсуждением необходимых этому миру перемен. Каждый день был за отдельную маленькую жизнь, которая стоила того, чтобы её прожить.

Но Вонг интересовала не только бурная студенческая жизнь. Она ведь решила покорять мир моды, а для этого модой, в лучших её образцах, необходимо было наполниться изнутри. Тем более – пока она в Париже.

И Вера наполнялась. Она знакомилась с уличными трендами – и с модными коллекциями haute couture. Рассматривала витрины магазинов и фотографии в глянцевых журналах.

Можно сказать, она только продолжала начатое. Ведь ещё в детстве мать любила водить Веру на модные показы показы Кристиана Диора и Юбера де Живанши, а Вера любила туда ходить. И потом с восторгом обнаруживать на маме один из чудесных нарядов с подиума: семье Вонг достаток позволял одеваться у мэтров моды.

Getty Images

После курса Сорбонны Вера вернулась в Нью-Йорк, поступила колледж и, как советовал отец, нашла себе работу. В бутике французского – какого же ещё – модельера. А через два года после того позвонила Фрэнсис Стайн. И та – как ни удивительно – её вспомнила и предложила должность временной ассистентки в редакции. Всё временное рискует обернуться постоянным, но, к счастью для Вонг, не в этот раз. В том же году она стала уже самой молодой из редакторов Vogue – двадцатитрёхлетней.

Женщина, которая не хотела быть гигантским безе

На что это было похоже? Довольно сильно – на фильм «Дьявол носит Prada». Только сложнее. Самый большой ужас внушала редакторам стилистка Полли Меллен. Вонг рассказывала, что их всех бросало в дрожь ещё до того, как двери лифта откроются и Меллен оттуда выйдет. Меллен научила Вонг правильно организовывать фэшн-съёмки – талант, который Вера продемонстрировала, оказавшись на самоизоляции во время пандемии коронавируса много-много лет спустя – и привила любовь к чёрному цвету.

Через много лет после ухода из Vogue Вера назовёт Меллен в документальном фильме сучкой. Ещё через несколько лет признается, что жалеет об этом слове.

С начала семидесятых до конца восьмидесятых – Вонг отдаст журналу Vogue семнадцать лет жизни. Она познакомится и будет плотно общаться со множеством модельеров, модных фотографов и моделей, узнает всю кухню мира дизайнерской одежды изнутри – и обнаружит, что отныне весь этот мир для неё закрыт после того, как она ушла из журнала, чтобы, наконец, исполнить свою мечту и основать собственный брэнд.

Впрочем, между работой в глянцевом журнале и началом карьеры по дизайну платьев будет переходное событие. Свадьба Веры. К этой свадьбе она подготовится, как это обычно у американцев, очень тщательно. И обнаружит, что модные салоны все, как один, предлагают свадебные платья одного-единственного силуэта – с талией в рюмочку и широкой юбкой, похожей из-за кружев на гигантское безе. Оно, вероятно, трогательно смотрелось на юных невестах, но что насчёт таких, как Вера? Нелепые игры в мир Диснея, да и только.

Getty Images

Вонг сочинила собственное платье. И именно этим и занялась как модельерша: стала шить свадебные платья для тех, кто не хочет на собственном празднике превратиться в торт из безе. Бизнес-проект так понравился её отцу, что он согласился выступить инвестором. Правда, поставил условие: никаких коллекций прет-а-порте, только дизайнерские свадебные наряды. Не понижать, короче, класс работы. Вонг согласилась и решилась нарушить условие только в 2000 году. Когда отца уже не стало.

Под первый салон Вера сняла помещение в отеле «Карлайл». Над брэндом не мудрила: Vera Wang выглядело и звучало, на её вкус, отлично.

Салон был открыт в девяностом году, а уже к середине нулевых мало какой фильм о свадьбе обходился без упоминания платья от Вонг. «Не платье Веры Вонг подгоняют под себя, а себя — под платье», заявляет героиня Энн Хэтэуэй в «Войне невест», передавая весь трепет женщин перед тем, что за чудеса творит Вонг со свадебными образами. В «Сексе в большом городе» платье именно от Вонг намерена надеть на свадьбу Кэрри Брэдшоу. Стоит ли удивляться, что во многих лентах и сериалах и сама Вера появлялась как камео? Кстати, говорят, что чуть ли не единственное, о чём она сожалеет в отношении своей жизни – о том, что так и не попробовала стать кинорежиссёркой.

Имена с красной дорожки и с олимпийского пьедестала

Смелый крой, свободная работа с цветовой палитрой и комбинация классических деталей и современных трендов – свадебные платья в руках Вонг превращаются в настоящие произведения искусства. Неудивительно, что, хотя брэнд предназначался для невест среднего возраста, о платьях от Вонг иные модницы начинают мечтать лет с пятнадцати. Кажется, стоит надеть такое платье, и вокруг сам собой образуется кружок журналистов, повторяющих, что в нём ты выглядишь как богиня.

В нарядах от Веры Вонг выходили замуж звёзды, за личной жизнью которых следит половина мира: Иванка Трамп, Виктория Бэкхем, Ким Кардашьян, Ариана Гранде, Аврил Лавин, Джессика Симпсон, Мэрайя Кэри и множество других. На некоторых свадьбах платья были дороже, чем само торжество – у той же Виктории Бэкхем. Справедливости ради, некоторые из этих платьев всё же в итоге были похожи на тот самый торт-безе, от которого хотела уйти Вонг. Но очень, очень дорогой.

Getty Images

За разработкой свадебных платьев логично последовало сочинение вечерних нарядов – в том числе для дефиле по красной дорожке на главной, вероятно, кинотусовке мира – церемонии награждения «Оскар». В двадцать первом году в платье от Вонг там появилась Кэри Маллиган, звезда фильма «Девушка, подающая надежды». В 2020 это была Джулия Луи-Дрейфус, звезда американских сериалов. В 2019 – Тина Фей… Каждое появление платья и даже юбки (1998, Шерон Стоун) от Вонг детально разбиралось глянцевыми журналами, и в ближайшее время, хотя Вонг уже перевалило за семьдесят лет, скорее всего, будет разбираться по-прежнему.

Кстати, о возрасте. Весной 2021 года Вонг выложила очередную фотографию в инстаграм (а она активно ведёт несколько социальных сетей – например, ещё и TikTok). Фото было сделано для демонстрации новых дизайнерских заколок её брэнда. Конечно же – по всем заветам глянцевых журналов. Поскольку день в Майами стоял жаркий, Вонг не сильно заморачивалась с нарядом и выбрала шорты и кроп-топ, максимально открывающие её ноги и живот.

Пользователи чуть ли не моментально пришли к выводу, что Вонг – или вампирка, или иное чудесное существо, поскольку так выглядеть бабушка моды, конечно же, не должна. Идеальный пресс и идеальные ноги, свежее лицо без косметики (и вряд ли с большим количеством фильтром – таким же точно лицом Вонг «светила» совсем недавно на многих светских мероприятиях). Ладно, живот можно списать на то, что Вонг сама не рожала – двух своих дочерей, Сесилию и Джозефину, она приняла в семью. Упругость кожи – дань генетику и хорошему уходу. Но всё, всё же…

Вонг на вопросы о своей «вечной молодости» отвечает искренне. Хорошая работа, хороший сон, поменьше солнца и немного водки – просто чтобы расслабиться иногда.

За кадром осталось фигурное катание, которым Вера продолжает заниматься по сей день – но о нём поклонники и так помнят. Вонг также пожаловалась на сообщения от незнакомых мужчин, которые стали приходить к ней в личку после фотографии с заколками. Похоже, эти мужчины не понимают, в каком тоне надо говорить с дамами её возраста! Сорок девятый год рождения – с восторгом вспоминают в комментариях в инстаграме.

С фигурным катанием Вера осталась связана и иным способом. Помимо того, что к дизайнерским платьям от Вонг добавились бюджетные свадебные наряды, а также вечерние, готовая одежда, обувь и аксессуары, Вера разрабатывает костюмы для выступлений нескольких фигуристов.

Getty Images

Так, в костюмах от Вонг блистали на льду Эван Лайсачек (первое место на зимней Олимпиаде в 2010 году), Нэнси Кэрриган (тоже медалистка зимних Олимпиад), Нейтан Чен (трёхкратный чемпион мира), Мишель Кван (медалистка двух олимпийских игр), а сама Вонг вошла в Зал славы США по фигурному катанию в 2009 году – как художница по костюмам.

Сама она расценивает именно этот аспект своей работы как самый ответственный и волнующий. Ничего страшного не случится, если рукав оторвётся на красной дорожке – только повышенное внимание репортёров к звезде. А вот если во время соревнования – пиши пропало! Костюм для фигуриста должен проявлять его индивидуальность, сочетаться с номером, не снижать скорость и не мешать выполнению движения. Ну и, конечно, быть прочным и эластичным. Как кожа Веры Вонг, добавили бы тут многие. Или как её разум.

Источник

Оставить комментарий

Copyright ©