«Зажмурилась и считала до 15»: холодный коридор ада капитана Вали Орликовой

Как вы представляете себе женщину — капитана морского судна? Наверняка сразу видите в своём воображении мужиковатую «широкоплечую гражданку» с зычным прокуренным голосом, которым она раздаёт команды, густо сдобренные отборным матом. Валя Орликова вас бы удивила. Она была невысокой, хрупкой и изящной, с миловидным лицом и большими выразительными глазами. Мат? Ну что вы! Все, кто её знал, отмечали не только интеллигентность и острый ум, но и неизменную доброжелательность, приправленную мягкой ироничностью. Общаясь с экипажем, капитан Орликова никогда не повышала голоса и не употребляла крепких выражений, — её и без того беспрекословно слушались. Потому что знали: внешняя мягкость сочетается в ней со стальным характером и абсолютной независимостью. А как иначе, если ей приходилось управлять океанским судном в бушующем Атлантическом океане, командуя экипажем в 90 человек! Началось же все ещё в далёком детстве…

Муж требовал бросить институт, и она бросила — мужа

Детство Вали прошло во Владивостоке. Она всегда мечтала о море, но не только как о романтических приключениях: девочка понимала, что море признаёт только крепких профессионалов. После школы девушка поступила в водный техникум путей сообщения, но выбрала вечерний факультет: надо было работать, помогать семье. Потом судьба забросила её в Москву, но вскоре Валя перебралась в Ленинград: одновременно училась в кораблестроительном институте и работала чертёжницей. К тому времени она была замужем. Но ушла от мужа, когда он стал требовать от неё бросить институт:  ему хотелось, чтобы жена сидела дома, при нём, зачем ей учиться?

Матросские вахты наравне с мужчинами и второе замужество

После второго курса Валентина неожиданно для всех перевелась на судоводительский факультет: очень уж хотелось самой водить морские суда! Валю пугали: как ты будешь среди мужчин? Но она только фыркала: подумаешь. И даже не пыталась отлынивать от морских вахт: несла их наравне с другими матросами-практикантами. И штурманское дело изучила «от» и «до». Борис Соченов, однокурсник Валентины, полностью разделял её любовь к морскому делу. Молодые люди подружились, потом поняли, что не могут друг без друга, — и стали мужем и женой. Правда, трудновато им приходилось: почти постоянно в разлуке, на разных судах… И всё же семья получилась дружной. В 1940 году родился сын Саша, воспитывать его помогали бабушка с дедом. Казалось, впереди — только счастье. Но тут началась война.

Wikipedia

«Холодный коридор ада»

Валентина оказалась ценным кадром — знающим штурманом. Сначала её задействовали в эвакуации раненых — их надо было вывезти по морю из Таллина. Потом на несколько лет она попала на теплоход «Двина» — служила третьим помощником капитана. «Двина» трудолюбиво курсировала в Америку — доставляла туда сырьё из Советского Союза. Обратно везли необходимую продукцию по ленд-лизу: медикаменты, оборудование, вооружение. Обычно теплоход сопровождали суда английского конвоя. Но как-то раз пришлось идти в одиночку. Это было опасно — на борту почти не было оружия. Тогда находчивый капитан приказал установить на борту муляжи пушек и пулемётов. Путь до Нью-Йорка был трудным и рискованным: через Баренцево море, Норвежское море, Атлантический океан… Этот маршрут называли «холодный коридор ада»: под постоянным прицелом немецких подлодок и самолётов-бомбардировщиков, в постоянном напряжении. Были и другие трудности. Экипаж страдал от цинги. И тогда радист придумал выход. Они везли в Америку марганцевую руду, из нее получилось намыть немного почвы, и вскоре на судне появился «огород»: крошечные стрелки зелёного лука. Это был настоящий праздник. Благодаря находчивости радиста от цинги удалось избавиться, добавив в рацион необходимые витамины.

«Зажмурилась, считала до пятнадцати»

Советских моряков встречали в Америке, как героев. Их приглашали в разные организации, брали интервью, даже снимали для голливудского фильма. И здесь себя с самой лучшей стороны показала Орликова: она покорила американцев тем, что превосходно говорила по-английски, всегда выглядела подтянутой, аккуратной, в наглаженной форме. Разговаривала Валентина искренне и задушевно, ей сразу верили. На любые, даже самые каверзные, вопросы журналистов она находила верные ответы, не теряя при этом ни спокойствия, ни приветливости. Американцы только диву давались: как она сумела сохранить такую женственность, находясь постоянно среди мужчин? И главное — как она, третий помощник, 27-летняя девчонка, командует этими мужчинами? Валентина честно отвечала: её слушаются, потому что понимают — от того, как выполнят распоряжения, зависит их жизнь. Рассказала, как маневрировала судном, когда их атаковала фашистская подводная лодка, как уводила теплоход от мины. «Страха не чувствовала, было огромное напряжение, — признавалась она. — Зажмурилась. Считала до пятнадцати. Пронесло». После интервью один из журналистов, огромный широкоплечий детина, басом сказал: «Теперь до меня дошло, почему вас слушаются мужчины».

«Чёрт в юбке»

После того как война закончилась, Валентина Яковлевна занялась мирной службой: ходила на китобойном судне «Шторм» на промысел. К тому времени она уже стала капитаном. Как вспоминали о ней коллеги: «Эта маленькая красивая женщина обладала на редкость твердым характером. Ее уважали за профессионализм и боялись за крутой нрав — могла так встряхнуть словом, что мало не покажется. На мостике её еле видно было — одна голова торчала, зато так могла всех "построить", что через минуту забывали о её небольшом росте… Одним словом, капитан от бога. "Чёрт в юбке", — посмеивались старые моряки, глядя на неё. В экипаже её любили и прощали ей маленькие человеческие слабости».

Матросы называли её мамой

Скоро Валентину Яковлевну пригласили в Москву, её ждала должность в Министерстве рыбного хозяйства. Но, немного поработав там, Орликова вернулась на Дальний Восток: не могла без любимого моря, без кораблей. 10 лет она командовала большим морозильным траулером. И ни разу за это время не допустила промаха — задания и планы выполнялись и перевыполнялись, аварий не было. Орликова не просто чётко делала свою работу. Она подходила к делу творчески: находила новые места лова и составляла карты, придумывала, как без потерь перегружать рыбу в открытом море и в порту. Подчинённые называли её мамой. По словам И. Курамшина: «Я ходил мастером добычи на БМРТ "Новиков-Прибой". Более шести лет — под командованием Валентины Яковлевны. Мы её называли мамой. Главные качества её характера: справедливость и трудолюбие. И ещё доброта. Был у нас на судне матрос Вася Шубин. Так Валентина Яковлевна купила на свои деньги телевизор и подарила ему за хорошую работу от имени всего экипажа. Искренний и очень душевный человек — вот какая она была».

Не свернула с правильного курса

В 51 год Валентина Орликова всё же перебралась в Москву, через 3 года вышла на пенсию. Но и тогда не оставила моря — порой выходила на ходовые испытания. А ещё занималась воспитанием молодёжи, передавая флотские традиции. Её сын Александр тоже стал моряком: окончил Мурманское высшее мореходное училище. Валентина Орликова прожила 71 год, её не стало в 1986-м. Эта миниатюрная женщина с голливудской внешностью ни разу не свернула с однажды выбранного курса: шла по нему до конца, вдохновляя сильных и крепких мужчин на подвиги. А мы предлагаем узнать о жизни ещё одной женщины-капитана: Анны Щетининой. И о Варваре Никитиной, которая выбрала для себя профессию каскадёра.

Источник

Оставить комментарий

Copyright ©